Чего боится парламентская оппозиция?